ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава

Пьер Карле де Шамблен де Мариво.

ЖИЗНЬ МАРИАННЫ, Либо ПРИКЛЮЧЕНИЯ ГРАФИНИ ДЕ***

Вступление.

ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И Варианта

В комедии «Игра любви и случая» (1730), по праву считающейся наилучшей, прославленной комедией Мариво, написанной им для труппы итальянских актеров, юные люди, Дорант и Сильвия, предусмотрены друг для друга родителями. Правда, они еще ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава незнакомы. Чтоб понаблюдать за женихом со стороны, Сильвия пускается на небольшую хитрость: она переодевается в платьице собственной горничной Лизетты.

Но (вот она, «игра случая»!) та же, по-видимому полностью естественная в схожей ситуации, идея приходит и Доранту, который стает перед Сильвией в обличии слуги Арлекина. К собственному кошмару (комичному ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава для зрителя, которому известны все перипетии интриги), Сильвия обнаруживает, что не может справиться с неизвестной силой, влекущей ее к «слуге» Арлекину. Настолько же не поддающуюся объяснению склонность к «служанке» Лизетте испытывает и Дорант. Но самое замечательное то, что и надуманные «господа», Лизетта и Арлекин, обменявшиеся платьицами со своими хозяевами, также проникаются ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава обоюдной симпатией! В этой ненамеренной склонности и проявляет себя «игра любви», флегмантичная ко всем разграничениям и условностям сословного общества.

Любовь не ошибается — вот что желает сказать нам Мариво, и мы, зрители и читатели, отрадно с ним соглашаемся. Отрадно не только лишь поэтому, что в собственных комедиях Мариво ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава реабилитирует любовь, заклейменную классицизмом как страсть, разрушительную по отношению к долгу — семейному, вассальному, муниципальному... Мы с легким сердечком соглашаемся с создателем к тому же поэтому, что в его комедиях этому благороднейшему из эмоций не нужно преодолевать препятствия, веками громоздившиеся перед влюбленными со времен кельтской легенды о Тристане и Изольде. Интуитивно мы ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава всегда конкретно так все для себя и представляли: меж любовью и миром, в каком мы живем, должна существовать гармония.

Таковы комедии Мариво, в каких по самой логике жанра естественному порядку вещей предначертано восторжествовать над «заблуждениями ума». В их царствует «мариводаж» — смышленая игра утонченных уловок, к которым прибегает ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава смятенное сознание в напрасной попытке уйти от неминуемого, воспротивиться тривиальному — охватившей героя страсти. По воззрению Стендаля, «мариводаж» — «это уловки разума, не желающего признавать за любовью ее неотъемлемых прав».

По правде, препятствия, встречающиеся на пути персонажей комедий Мариво,— психического характеристики. Они сводятся или к их личным качествам, таким как робость ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава, нерешительность, ревность, или к неверно истолкованным мотивам. «Очень правильно увидено,— писал узнаваемый французский критик Сент-Бев в «Беседах по понедельникам» (1854),— что в комедиях Мариво, обычно, отсутствуют наружные препятствия, суровые конфликты, которые затрагивали бы глубинные интересы героев; его персонажи узнают дела, ведут психическую войну. Так как влюбленные вначале размещены друг к другу ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава, а наружных угроз либо препятствий очевидно недостает, Мариво строит конфликт на щепетильности, любопытстве, скромности, незнании, а то и на самолюбии либо уязвленном достоинстве героев. Часто он искусно завязывает и развивает интригу, основанную только на недоразумении»

Да, Мариво обыгрывает надуманные препятствия; реальных препятствий в его комедиях нет ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава и быть не может. Его интересует, к примеру, масштаб личности Сильвии, которой в нарушение всех сословных предписаний предстоит признаться для себя и другим в том, что она влюблена в Арлекина. Невзирая на утонченные словесные уловки, она не может скрыть любовь, которая, как ей кажется, унизит ее в очах отца и брата ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава. В этом и состоит, по воззрению Мариво, комизм ее положения.

В комедии «Двойное непостоянство» (1723) даже тема неверности не получает драматического разрешения: Сильвия охладевает к Арлекину и влюбляется в Царевича вот тогда, когда Арлекин увлекается Фламинией.

В комедии «Еще один сюрприз любви» (1727) Маркиза и Шевалье обожают друг дружку. Маркиза ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава — вдова, Шевалье — свободен. Только нерешительность Шевалье препятствует их союзу. Ревнивому влюбленному чудится, как будто Маркиза неравнодушна к Графу. Маркиза ожидает от Шевалье более решительных действий, которые последний, истерзанный безосновательными подозрениями и неверными гипотезами, не может совершить. Тогда Маркиза сама признается ему в любви, счастливо рассеивая сомнения незадачливого ухажера ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава.

Вобщем, это все комедии. «Жизнь Марианны, либо Приключения графини де* * * » (1731 —1741) — «невымышленная история», претендующая на достоверное изображение реальных событий. «Дело в том, что перед вами не роман, а правдивая история»,— припоминает Марианна

собственной подруге, а вкупе с ней и нам, благорасположенным читателям. Это напоминание значит, что если в романах (в этом случае ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава прециозных) герою полагалось сохранять верность собственной любимой, в рассказанной Марианной правдивой истории действия излагаются так, «как они происходили, повинуясь изменчивому ходу людского бытия, а не воле либо прихоти автора».

«Изменчивый ход людского бытия», с которым приходится иметь дело Марианне, представляет собою, как нам кажется, романную версию комедийной «игры любви ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава и случая». Да, в отличие от смешных персонажей Мариво Марианне приходится в собственных блистательных монологах отстаивать те ценности, которые в комедиях представлялись кое-чем самим собой разумеющимся — правом на любовь и счастье. Но, хотя Марианна и борется с агрессивным миром, персонифицированным для нее в виде богатства и знатности ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава, она так же обречена на фуррор, как были обречены на фуррор все комедийные персонажи Мариво. Как Сильвии предстоит признаться в собственной любви к Арлекину, так аристократическому обществу предначертано склониться перед плюсами героини и принять ее в свою среду.

По правде, происшествия романа покладисты, выступают в обличии «случая», который если и не всегда ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава играет на руку героине, то позволяет ей переломить в свою пользу неблагоприятный ход вещей. Наделенная от природы аналитическим разумом, она каждый раз воспринимает самое тяжелое, но единственно верное решение, отказываясь от сиюминутной выгоды, чтобы обрести взамен нечто куда более ценное — почтение окружающих. Ее любовь к жизни, «разумный эгоизм ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава» появляются в том, что во всех, даже самых сложных и, казалось бы, безнадежных ситуациях, она выбирает достоинство, благородство и добродетель и не ошибается, так как конкретно они приносят ей фортуну. Без этих редчайших духовных свойств никто никогда бы не оценил и не полюбил ее.

Игра, в которую ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава самозабвенно вовлекается героиня, полностью открывает ее Людскую суть. Ибо, как произнесет позже Шиллер в собственных «Письмах об эстетическом воспитании человека» (1794), подводящих результат философии и эстетике Просвещения, «понятие людской сути заканчивается только благодаря единству действительности и формы, случайности и необходимости, пассивности и свободы», а окончание это достигается в игре, в «побуждении к ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава игре», которое есть красота[1].

Жизнь Марианны выстраивается по законам красы поэтому, что призвана, по плану Мариво, привести действительность мира вокруг нас в соответствие с нравственным содержанием героини. Ах так гласит об этом сама Марианна: «У меня не было ничего, что принуждало бы относиться ко мне с уважением. Но тем, у ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава кого нет ни знатности, ни богатства, внушающих уважение, остается одно сокровище — душа, а оно много означает; другой раз оно означает больше, чем знатность и достояние, оно может преодолеть все испытания»

Инициативная любовь к жизни, которой в излишке одарена Марианна, направляется особенного рода сердечностью — новейшей ценностью, завоеванной гуманизмом Просвещения, которую ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава мы могли бы именовать великодушной нравственностью, великодушной не по рождению, а по духу. Этой великодушной нравственности, понятой как суть Марианны, предстоит облачиться в подобающие ей одежки знатности и богатства, так как только знатность и достояние являются достойным наружным выражением ее царственной человечности.

Итак, игровая задачка жизни Марианны ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава, как ее представляет для себя Мариво, состоит в обретении знатности и богатства благодаря духовному мужеству, направленному на восстановление тождества «реальности» и «формы» (по терминологии Шиллера), нарушенного по вине «случая» (нападения разбойников на карету, в какой ехали знатные предки Марианны), обрекшего героиню на бедность и сиротство. Из комедий сюда ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава перебегает некоторый намек, некоторое не получившее развитие допущение, что, если б высочайшее происхождение Марианны подтвердилось, она могла бы породниться с самыми авторитетными дворянскими фамилиями. Эта возможность подразумевается прирожденными свойствами героини, отношением к ней непредвзято мыслящих персонажей, таких, к примеру, как госпожа де Миран либо влиятельный министр, в четких, правильно ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава отысканных словах, обращенных к Марианне, сформулировавший самую сущность задачи: «Благородное ваше происхождение не подтверждено, но благородство вашего сердца безусловно, и, если б пришлось выбирать, я бы его предпочел знатности». Эта возможность получает словесное выражение в страстной тираде Вальвиля, защищающего свою возлюбленную от нападок людей, кичащихся своим благородством как наружной формой, а не ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава внутренним содержанием.

Но все это менее, чем догадки и допущения. В той реальности, какую отрисовывают нам создатель, Марианна дебютирует как героиня авантюрно-бытового романа. Это означает, что «случай», воплощающий текучую эмпирию жизни, безпрерывно ставит героиню перед неожиданностями, вынуждающими ее раскрыть свою суть.

Вобщем, жизнь, в плавание по которой ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава пускается Марианна, не беспорядочна. Она по-своему закономерна, и эта ее внутренняя организованность проявляется в маятниковом принципе развития сюжета: взлеты сменяются падениями, минутки надежды — приступами отчаяния. Возникновение де Клималя, криводушного благодетеля, вселяет в Марианну надежду на будущее, но его раздражающие ухаживания дают ей осознать, что ей придется ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава или согласиться на роль содержанки, или вновь очутиться на улице без средств к существованию. Встреча с Вальвилем дает основание для новейшей окрыленности, но разрыв с де Клималем ставит ее в практически безнадежное положение. Знакомство с госпожой де Миран — новый взлет; травля со стороны родственников Вальвиля — еще одно испытание. Блистательная победа, одержанная Марианной ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава в кабинете министра, возвращает надежду, которую ветреность Вальвиля готова, кажется, отнять навечно...

В отличие от собственных предшественниц, героинь авантюрно-бытового романа, таких, к примеру, как Молль Флендерс либо леди Роксана, Марианна не плывет по воле волн. Благодаря прирожденной возможности вникать в мотивы, управляющие поступками окружающих ее людей, она обретает ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава известную власть над событиями. В свою очередь энтузиазм к психическим мотивировкам оттесняет авантюрную занимательность на 2-ой план, переводит роман Мариво в другой жанровый регистр — превращает в психический роман, в каком «рассуждения» преобладают, по словам создателя, над «простым пересказом фактов».

По правде, роман написан в форме письма, в ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава каком Марианна, уже титулованная графиня, ведает собственной подруге маркизе о событиях 20—30-летней давности. Временная, а как следует и ценностная, дистанция позволяет ей в наилучших традициях аналитической прозы, восходящей к творчеству французских моралистов — Паскаля, Ларошфуко, Лабрюйера и романам мадам де Лафайет, воссоздать необычный узор взаимодействующих и переплетающихся мотивов. Этот труд ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава оказался бы просто не по силам герою-рассказчику, конкретно вовлеченному в изображаемые действия. Марианне предстояло стать графиней де *** , чтоб через призму обретенного опыта окутать взглядом всю панораму событий в их закономерности.

Взаимодействие мотивов выкристаллизовывается в набросок более либо наименее непростой зависимо от кругозора и актуальных установок персонажей. Так, мотивы, определяющие ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава поведение госпожи Дютур, хозяйки бельевой лавки, ординарны, практически просты. Она поселяет у себя Марианну в расчете на средства, которыми де Клималь собирается оплачивать содержание собственной подопечной. Но вот она выяснит о его намерении переселить Марианну и «благодетель» одномоментно преобразуется в «старого безумца», «хрыча с постной рожей», «сущего плута», вознамерившегося ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава надуть приличную даму.

Более непростой набросок роли у де Клималя. Он очевидно выходит за рамки обычных сатирических портретов Тартюфов всех времен и мастей, лицемерием прикрывающих свои предосудительные наклонности: он способен на духовный кризис и нравственное перерождение. Вчерашний ханжа преобразуется в кающегося грешника, испрашивающего прощения у близких и завещающего Марианне бессрочную ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава ренту, в два раза превосходящую ту, которую он прочил ей как собственной содержанке.

Почти во всем непредсказуем и Вальвиль, пылко и самоотверженно влюбленный и при всем этом безоглядно увлекающийся мадемуазель Вартон. Непредсказуема и сама Вартон, то проницательная и пикантная подруга, то эгоистичная и бесцеремонная соперница. Эти и многие ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава другие образы романа — новаторские открытия Мариво, отражающие более непростой образ человека, появившийся перед художественным сознанием XVIII века.

Но самый противоречивый, оживленный, живой герой романа — это, конечно,— Марианна. Будучи от природы нестандартной личностью, она к тому же эволюционирует от героини авантюрно-бытового романа к героине романа тесты. Сначала, в особенности ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава в 2-ух первых частях, Марианна не столько выявляет, сколько оправдывает «эгоистические» мотивы собственных стремлений, стараясь придать им видимость светской благопристойности. Применяясь к происшествиям (очевидно, до узнаваемых пределов), она отыскивает применимые с нравственной точки зрения оправдания собственной жажды фуррора, любви, счастья. Глубинным мотивом ее поведения остается рвение достигнуть обеспеченного и ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава независящего положения — выйти замуж по любви за авторитетного и безбедного юного человека, а чтоб направить на себя его внимание, нужно отлично смотреться, благопристойно и со вкусом одеваться и т. д. и т. п. Марианна не заблуждается относительно настоящих целей де Клималя, но сначала обязана делать вид, что доверяет ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава ему. Если б она призналась для себя, что де Клималь одаривает ее в расчете на ее доброжелательность, что он просто покупает ее своими подарками, ей пришлось бы, сохраняя верность своим представлениям о нравственности, немедленно и самым решительным образом расстаться с ним. Но Марианна молода и красива, она не отрешается от надежды ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава выйти замуж за юного дворянина... Потому в протяжении всего развернутого эпизода читатель не единожды задается вопросом: как длительно сумеет Марианна делать вид, что ее напористый «благодетель» вожделеет ей только такового счастья, какого может пожелать собственной дочери благовоспитанный отец?

Кульминацией этой затянувшейся неопределенности становится сцена в карете, когда де Клималь ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава пробует поцеловать Марианну как влюбленный, а она воспринимает от него ласку как от покровителя.

В традициях авантюрно-бытового романа Мариво поэтизирует усилия личности — броской, энергичной, предприимчивой, жизнерадостной. Провиденциальная вера писателя в конечную благожелательность мира определяет принцип авторского отбора и соотнесения композиционных частей. Мариво так отбирает и располагает ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава действия, что возникающие перед Марианной препятствия преодолеваются ею без вреда для ее нравственного чувства. Мистикой художника он исправляет реальность, продлевая жизнь литературному жанру — авантюрно-бытовому роману: когда Марианна рискует вновь оказаться на улице без средств к существованию, ибо затянувшаяся игра с де Клималем близится к развязке, случайность в ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава виде создателя дарит ей давно ожидаемую встречу с Вальвилем. В его коттедже Марианна показывает мастерство прирожденной актрисы, не впадая в преувеличения, которые позволили бы обличить ее во ереси. Эпизод построен на умолчаниях и широкомысленных недоговорках, которые, по существу, скрывают от Вальвиля настоящее положение вещей, но интерпретируются им в предпочтительном для ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава Марианны смысле: Вальвиль все разъясняет ее девственной скромностью.

До собственной встречи с Вальвилем Марианна считала де Клималя «только лицемером» и задумывалась: «Пусть для себя будет кем угодно, все равно ничего он от меня не добьется». Но «после ласковых речей племянника, юного, симпатичного и разлюбезного кавалера» Марианна может позволить для себя ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава не церемониться с раздражающим ухажером и отослать ему через Вальвиля средства и подарки: великодушный жест, кропотливо сверенный, представит ее в удачном свете перед Вальвилем, воззрением которого она сейчас очень дорожит.

Но начиная с третьей части Марианна воспринимает принципиальное себе решение. Она выбирает достоинство, противопоставляя его жизни — игре варианта ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава, чему-то суетному, преходящему, относительному: «Наша жизнь, можно сказать, нам наименее дорога, чем мы сами,— другими словами чем наши страсти. Стоит только поглядеть, какие бури неистовствуют порою в нашей душе, и можно помыслить, что существование — это одно, а жизнь — совершенно другое».

Душа и бушующие в ней страсти преобразуются в экзистенциальную ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава ценность, заполняют жизнь героини трудноопределимым содержанием называемым талантом. Эта особенного рода даровитость позволяет Марианне занять самостоятельную позицию по отношению к обыденному сознанию, погруженному в «заботы суетного света». Талант идет рука об руку с честностью, правдивостью, благородством. Он помогает героине обрести относительную независимость от событий.

Но в этом повороте ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава сюжета намечается существеннейшее для романа XVIII века противоречие меж авторским намерением и самостоятельным значением сюжетной ситуации. Создатель от всего сердца вожделеет героине фуррора и нередко приходит ей на помощь, к счастью, пока без особенного вреда для актуальной достоверности. «Совершенно разумеется,— замечает, к примеру, современный исследователь творчества Мариво Марсель ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава Арлан,— что в то время, как Мариво анализирует и разъясняет свою героиню, выявляя сокрытый механизм ее духовной жизни, психолог и моралист трудятся во вред романисту, ибо под термином «романист» я имею в виду писателя стендалевского типа, который ни на мгновение не выпускает из поля зрения того, что составляет неповторимое своеобразие его ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава персонажей»[2].

Это внутреннее, всего только намечающееся нарушение законосообразности логики нрава и логики жизни располагает роман Мариво у истоков 2-ух романных традиций. Одна из их, которую можно было бы именовать традицией романа испытания[3], разрабатывает тему стойкости героя, противопоставляющего наработанное содержание собственного внутреннего мира нивелирующим и обезличивающим происшествиям. Такая проблематика ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава «Истории госпожи де Люз» Шарля Дюкло, «Истории одной современной гречанки» Антуана Прево, «Монахини» Дени Дидро, романов Юлии Крюденер и Коттен Софи Ристо, «Атала» Шатобриана.

Другая, антивоспитательная традиция, напротив, воссоздает этапы моральной деградации героя, вверившегося демонизму «жизни как она есть». Таковы романы Кребийона-сына «Заблуждения сердца и ума», Пьера Жана ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава Батиста Нугаре «Развращенная поселянка», Ретифа де Ла Бретона «Совращенный крестьянин» и «Совращенная крестьянка», романы маркиза де Сада, некие эталоны «готического», также «демонического» романа романтизма.

Как и «Удачливый крестьянин», роман «Жизнь Марианны» остался незавершенным. Поэтому ли, что концовка ничего уже не прибавила бы к сложившемуся нраву героини и только ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава дала бы дань авантюрно-бытовой традиции, позволив читателю порадоваться за «сиротку», обретшую в конце концов свое место в жизни? Поэтому ли, что для того типа любовно-психологического романа, создателем которого по праву считается Мариво, неважно какая положительная концовка преобразуется в пародию на сверхожидания, превосходящие даже самую головокружительную карьеру? Так ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава либо по другому, но в ряду дошедших до нас малочисленных продолжений то, что принадлежит перу Мари Жанне Риккобони (1714— 1792),— лучшее. И не только лишь поэтому, что, вполне опубликованное в 1765 году, оно вызвало положительный отклик современников. Мадам Риккобони, написав не окончание, а продолжение «Жизни Марианны», обрывающееся на полуслове, воспроизвела не столько повествовательную манеру, сколько ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава самый дух романа Мариво, поэтизирующего непрерывный процесс борьбы героя за ценность, куда более достойную, чем та, которую прославляли предыдущие романные традиции,— становление людской личности.

Читателю, воспитанному на «реалистических» произведениях, изображающих всесилие событий, «Жизнь Марианны» должна показаться великодушной сказкой, рассказанной человеком, исполненным доверчивой веры в убеждающую силу слова, способного переломить ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава судьбу, ибо оно отстаивает все наилучшее, что смог узреть и оценить еще пока верящий в себя и гордящийся собою XVIII век.

А. П. Бондарев

ЖИЗНЬ МАРИАННЫ, Либо ПРИКЛЮЧЕНИЯ ГРАФИНИ ДЕ ***[4]

К ЧИТАТЕЛЮ

Так как могут появиться подозрения, что эта история сочинена нарочно для утехи читателей, я считаю долгом ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава своим уведомить, что я сам вызнал ее от собственного компаньона, который воистину отыскал рукопись, как будет сказано ниже, я же, со собственной стороны, только подправил в ней кое-какие места, очень уж туманные и небережно написанные. С очевидностью явствует, что, будь это придуманное сочинение, оно, непременно, имело бы иную форму. Марианна ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава не предавалась бы настолько долгим и настолько частым размышлениям; в повествовании было бы больше событий и меньше морали,— словом, создатель приноравливался бы к обыкновенному сейчас вкусу публики, которая в книжках такового рода не любит размышлений и рассуждений. Раз идет речь о приключениях, так и подавай приключения[5], а Марианна, описывая свои приключения ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава, нисколечко не приняла это в расчет. Она не отказалась ни от каких размышлении, приходивших ей в голову по поводу событий ее жизни, при этом рассуждения ее другой раз короткие, а другой раз очень обширные,— как ей вздумается. Она предназначала рассказ о собственной жизни некий подруге, которая, как видно ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава, обожала поразмыслить; к тому же Марианна ко времени собственного повествования удалилась от света, а такое событие порождает в уме мысли суровые и философские. Словом, вот произведение Марианны в чистом его виде, кроме изготовленных нами поправок в неких словах. Выпускаем в свет первую его часть, желая выяснить, что произнесут о ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава ней. Если она понравится, прямо за ней появятся другие части одна за другой, ибо все они готовы.

ЧАСТЬ 1-ая

До того как обнародовать это повествование, нужно сказать публике, как а отыскал его.

Полгода тому вспять я купил в нескольких лье от Ренна пригородный дом, который в течение 30 лет переходил из ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава рук в руки и побывал во владении 5 либо 6 владельцев. Я отдал приказ кое-что поменять в расположении комнат первого этажа и при переделках нашел в шкафу, устроенном в углублении стенки, рукопись, состоявшую из нескольких тетрадей, в какой рассказана история, предлагаемая нами читателю,— вся она была написана дамским ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава почерком. Мне принесли эти тетради; я прочитал рукопись совместно с 2-мя гостившими у меня друзьями, и с того времени они непрестанно говорили мне, что нужно эту историю напечатать; и я с этим согласен, тем паче что она никого лично не затрагивает. По дате, обнаруженной нами в конце рукописи, видно, что история сия ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава составлена 40 лет тому назад[6]; мы изменили имена 2-ух особ, о коих в ней упоминается, сейчас уже погибших. Хоть и не сказано о их было ничего досадного, но все таки лучше убрать их имена.

Вот и все, что я желал сказать; короткое вступление показалось мне нужным, и я постарался написать ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава его, как умел, ведь я совершенно не сочинитель, и эти два 10-ка строк, вышедших из-под моего пера, будут единственным написанным моим произведением.

Перейдем сейчас к самому повествованию. Излагает в нем действия собственной жизни какая-то дама; мы не знаем, кто она такая. Пред нами «Жизнь Марианны ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава» — так эта дама именует себя сначала повествования; потом она титулует себя графиней; рассказ обращен к одной из ее подруг, имя коей не обозначено,— вот и все.

*****

Когда я вам поведала кое-какие случаи из собственной жизни, я не ждала, дорогой друг мой, что вы станете просить меня поведать ее ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава вам всю полностью, сделать из этого книжку и напечатать ее. Правда, жизнь моя достаточно необыкновенна, но я все испорчу, если стану ее обрисовывать,— ведь где мне, скажите на милость, взять неплохой слог?

Правда, в свете находили, что я неглупа, но мне думается, дорогая, что мозг мой из числа ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава тех, которые неплохи исключительно в разговоре и совершенно не применимы для сочинительства.

С нами, хорошими дамами — а я была недурна собой,— дело обстоит так, что нежели у нас есть чуть-чуть разума, то мы становимся в очах собеседников первостепенными умницами; мужчины превозносят каждое наше слово; слушая наши речи, они любуются ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава нами, а что прекрасно, то мило.

Я знала одну прекрасную даму, всех очаровывавшую, никто на свете не умел так изъясняться, как она; такая собеседница казалась олицетворением живости и остроумия: знатоки были вне себя от экстаза. Но вот она захворала оспой и, хотя оздоровела, стала рябой; и когда бедняжка ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава вновь появилась в свете, ее уже сочли там несносной болтуньей. Вот видите, как ей до этого присваивало мозга хорошенькое лицо! Может быть, и мне краса присваивала его в те времена, когда меня называли умнейшею особенной. Помню, какие в ту пору были у меня глаза. Думается, они больше блестели мозгом, ежели я ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава сама.

Сколько раз я ловила себя в общении на таких нелепостях, которые дурнушке не простились бы! Не аккомпанируй их игра коварного лица, меня не стали бы осыпать комплиментами, как это бывало; и если б оспа, обезобразив меня, открыла бы настоящую ценность моих речей, они, сказать по правде, утратили ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава бы сильно много.

Не больше месяца тому вспять, к примеру, вы мне напомнили некоторый денек (с того времени прошло двенадцать лет), когда в застольной беседе все так восторгались моей живостью,— и что ж! — скажу по совести, я была просто легкомысленна. Поверите ли, другой раз я нарочно болтала всякий вздор, желая ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава поглядеть, до какого предела доходит простодушие парней в отношении нас, дам. Все мне удавалось потрясающе, я уверяю вас, что в устах безобразной особы мои сумасбродные речи показались бы достойными жителей безумного дома: и, может быть, только моя привлекательность присваивала необыкновенную красота самым удачным моим шуточкам. Сейчас, когда ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава моя краса увяла, во мне, как я вижу, не находят особенного разума, а меж тем я сейчас более довольна собою, чем до этого. Но раз вы желаете, чтоб я написала историю моей жизни, раз вы требуйте меня сделать это во имя нашей дружбы, я должна исполнить ваше желание; лучше уж мне ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава наскучить вам, чем отказать в вашей просьбе.

Кстати, я только-только гласила о неплохом слоге, а ведь я не знаю, что же все-таки это такое. Как его достигают? Все ли книжки написаны неплохим слогом ? Почему мне они в большинстве случаев не нравятся? Вы считаете сносным слог моих писем к ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава вам? Так я буду писать точно так же.

Не забудьте собственного обещания не гласить никому, кто я такая; я желаю, чтоб это было понятно только вам одной.

Пятнадцать лет тому вспять я еще не знала, великодушного ли я происхождения либо нет и являюсь ли я незаконнорожденной либо ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава легитимным потомком. Такое начало, пожалуй, пристало роману, но ж я рассказываю совершенно не роман, я говорю правду, которую выяснила от тех, кто меня воспитал.

В один прекрасный момент на почтовую карету, следовавшую в Бордо, напали дорогою похитители; двое парней, ехавших в ней, решили сопротивляться и ранили 1-го их нападавших, но были ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава потом убиты совместно с 3-мя остальными седоками. Поплатились жизнью также кучер и форейтор, и в карете остались только каноник из Санса и я, которой было тогда самое большее два-три года. Каноник удрал, а я, лежа на откинутой двери, издавала исступленные крики, задыхаясь под телом дамы, которая, будучи раненой ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава, все таки пробовала бежать и, упав на дверцу, погибла, придавив меня собою. Лошадки стояли, не шелохнувшись, и я хороших четверть часа оставалась в таком положении, не переставая орать и не способен высвободиться.

Заметьте, что посреди убитых было две дамы: одна, прекрасная, лет 20, а другая — лет сорока; 1-ая потрясающе одетая ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава, а 2-ая — в таковой одежке, какую носят горничные.

Если одна из этих дам была моей мамой, то, по всей видимости, ею являлась юная и лучше одетая, так как, молвят, я на нее мало походила,— по последней мере, так убеждали те, кто лицезрел ее мертвой и лицезрел ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава также и меня, а они увидели к тому же, что я была одета очень роскошно для дочери служанки.

Я забыла вам сказать, что прислужник 1-го из кавалеров, ехавших в карете, раненный, ринулся бежать через поле и, ослабев, свалился у околицы наиблежайшей деревни, где он и погиб, не сказав, у кого он служил ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава; все, чего могли достигнуть от него перед тем, как он испустил дыхание,— что его владелец и хозяйка убиты, но это ничего не раскрыло.

Пока я орала, придавленная трупом более юный из 2-ух дам, мимо проехали в дилижансе 5 либо 6 офицеров; лицезрев, что около бездвижно стоявшей кареты распростерты на ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава земле несколько мертвых тел, услышав раздававшийся в карете плач малыша, они тормознули, удивленные настолько страшным зрелищем, а может быть, прикованные любопытством, которое часто вызывает у нас что-либо ужасное, либо желанием выяснить, отчего рыдает ребенок, и оказать ему помощь. Они заглянули в карету, узрели там еще 1-го убитого мужчину и ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава мертвую даму, упавшую на откинутую дверцу, где, судя по моим кликам, была и я.

Один из проезжих, как гласили потом, настаивал на том, чтоб ехать далее, но другой, взволнованный чувством соболезнования ко мне, приостановил спутников и, первым выйдя из дилижанса, отворил дверцу кареты; другие последовали за ним. Новое и ЖИЗНЬ МАРИАННЫ — ИГРА ЛЮБВИ И СЛУЧАЯ 1 глава ужасное зрелище поразило их: одной стороной лица мертвая прижала мое детское лицо и залила его собственной кровью. Оттолкнув убитую, они извлекли меня, всю окровавленную, из-под трупа.


zhiznennij-cikl-produkcii-i-osnovnie-cennosti-ikea.html
zhiznennij-cikl-programmnogo-obespecheniya.html
zhiznennij-cikl-semi-i-strategiya-pomoshi.html