ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *

^ ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА

Какой человек именуется счастливым человеком?

Тот, у кою в доме бегают, падают и рыдают перепачканные малые детки.

"Муничандра" в переводе доктора Питерсона

Шар для игры в поло был старенькый, растресканный и ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * щербатый. Он лежал на каминной полке рядом с трубками, которые прочищал для меня Имам-Дин, мой слуга.

– Этот шар нужен Небеснорожденному? – уважительно спросил меня Имам-Дин.

Небеснорожденному шар для поло был ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, в общем-то, ни к чему, неясно только, для чего он мог пригодиться Имам-Дину.

– С позволения вашей милости, у меня есть малютка отпрыск. Он лицезрел этот шар и желал бы поиграть им. Я не ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * себе прошу.

Никому бы и в голову не пришло, что дородный, старый Имам-Дин желает поиграть в поло. Он вынес потрепанный шар на веранду, и тотчас же послышался бурный ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, веселый писк, топот малеханьких ног и глухой стук дерева об землю.

Означает, малютка отпрыск дожидался желанного сокровища за дверцей. Но каким образом он его углядел?

Назавтра я возвратился из конторы на полчаса ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * ранее обыденного и застал у себя в столовой малеханького человечка – крошечного, пухлого человечка в нелепо недлинной рубашонке, чуть ему до пупа. Человечек сосал палец и рассматривал картины по стенкам и при всем этом тихо или ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * напевал, или мурлыкал для себя под нос. Это, вне сомнения, и был малютка отпрыск.

Находиться в моей комнате ему, естественно, не полагалось, но он был так поглощен созерцанием, что даже ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * не услышал, как я открыл дверь. Я вошел и перепугал его до полусмерти. Он охнул и сел прямо на пол. Глаза у него обширно открылись, рот тоже. Я знал, что за этим последует ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, и поторопился вон. Вослед мне помчался протяжный, звучный плач, который достигнул ушей моих слуг еще резвее, чем хоть какое мое приказание. Через 10 секунд Имам-Дин уже был в столовой. Оттуда послышались горьковатые рыдания ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, я возвратился и застал Имам-Дина отчитывающим молодого грешника, который заместо носового платка воспользовался собственной короткой рубашонкой.

– Этот мальчишка, – укоризненно произнес Имам-Дин, – реальный бадмаш. Большой бадмаш. Он, непременно ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, попадет в кутузку за свое дурное поведение.

Раздались новые рыдания обвиняемого и церемонные извинения ИмамДина.

– Скажи малышу, – ответил я,-что сахиб не сердится. И уведи его.

Имам-Дин сказал правонарушителю о прощении, и тот, собрав ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * всю рубашонку хомутом вокруг шейки, не стал плакать, только еще всхлипывал. Отец и отпрыск направились к двери.

– Его зовут Мухаммед-Дин, – растолковал мне Имам-Дин, как будто имя тоже входило ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * в состав злодеяния.-И он большой бадмаш.

Мухаммед-Дин, избавленный от ужасной угрозы, обернулся ко мне, сидя на руках у отца, и серьезно произнес:

– Это правда, сахиб, что меня зовут Мухаммед-Дин. Но я ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * не бадмаш. Я мужик.

Так началось мое знакомство с Мухаммед-Дином. В столовой у меня он больше не возникал, но на нейтральной местности сада мы нередко встречались и церемонно приветствовали друг ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * дружку, хотя он только и произносил, что "Салам, сахиб", и "Салам, Мухаммед-Дин" – только и отвечал ему я. Каждый денек, ворачиваясь со службы, я лицезрел пухлого человечка в белоснежной рубашонке ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, подымающегося мне навстречу из тени увитой виноградом беседки; и каждый денек я на этом месте придерживал лошадка, чтоб не смазать, не попортить нашей праздничной встречи.

Малыш всегда играл один. Он часами копошился ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * в кустиках клещевины и сновал по саду, занятый какими-то своими загадочными заботами. В один прекрасный момент в глубине сада я напал на его произведение. У моих подошв, врытый до половины в песок ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, лежал шар для игры в поло, а вокруг были кольцом натыканы 6 завядших бархатцев. Снаружи этого кольца был квадрат, выложенный битым кирпичом вперемешку с черепками фарфора. А квадрат, в свою очередь, окружал ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * низенький песочный вал. Водонос у колодца отважился замолвить слово за малеханького строителя: это всего только детская забава, и моему саду не будет от нее вреда.

Лицезреет бог, у меня и в идей не было ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * портить его работу – ни тогда, ни позже; но в тот же вечер, прогуливаясь по саду, я сам не увидел, как наступил на нее и ненамеренно растоптал и бархатцы, и песочный вал ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, и черепки от разбитой мыльницы и все безвыходно попортил. С утра мне попался на глаза Мухаммед-Дин, тихо проливающий слезы над причиненными мною разрушениями. Кто-то свирепо произнес ему, что сахиб рассердился ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * на кавардак в саду, жутко бранился и самолично разбросал все его хозяйство. И Мухаммед-Дин битый час трудился, чтоб убить все следы песочного вала и ограды из черепков. Он поднял мне ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * навстречу голову, произнося свое обыденное: "Салам, сахиб", – и лицо у него было заплаканное и виновное. Устроили расследование, и Имам-Дин объявил Мухаммед-Дину, что по моей величайшей милости ему разрешается делать в саду все, что ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * он пожелает. Малыш воспрянул духом и занялся разбивкой сооружения, которое должно было превзойти конструкцию из бархатцев и древесного шара.

Несколько месяцев это толстенькое чудо тихо крутилось по собственной орбите в песке и ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * кустиках клещевины, безустанно возводя шикарные дворцы из завялых цветов, выкинутых уборщиком на свалку, гладких речных голышей, каких-либо стеклышек и перьев, добытых, наверняка, у меня на птичьем дворе, – всегда в одиночестве и ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * всегда или напевая, или мурлыча для себя под нос.

В один прекрасный момент рядом с его очередной постройкой очутилась вроде бы ненароком пестрая морская раковина; и я стал ожидать, чтоб ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * Мухаммед-Дин построил на таком основании чего-нибудть в особенности прекрасное. Ожидания мои не были обмануты. Хороший час Мухаммед-Дин провел в размышлениях, и вот мурлыкание его зазвучало как победная песнь. Он стал чертить ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * на песке. Да, то был должен получиться сказочный дворец, ведь он имел в плане целых два ярда в длину и ярд в ширину. Но величавому плану не судьба было осуществиться.

На ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * последующий денек, ворачиваясь со службы, я не увидел МухаммедДина на дорожке и не услышал его приветствия: "Салам, сахиб!" Я успел к нему привыкнуть, и перемена встревожила меня. А еще через ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * один день ИмамДин произнес мне, что малыша немного лихорадит и хорошо бы дать ему хинин. Хинин он получил, а заодно с хинином и доктора-англичанина.

– Никакой сопротивляемости у этой публики, – произнес доктор, выходя от ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * Имам-Дина.

Спустя неделю я повстречал Имам-Дина (хотя недешево бы отдал, чтоб избежать этой встречи) на дороге к мусульманскому кладбищу. В сопровождении еще 1-го человека он шел и нес ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * на руках белоснежный полотняный свергок – все, что осталось от малеханького Мухаммед-Дина.

перевод И. Бернштейн


ХРАНИТЬ КАК Подтверждение С раскаленной на солнце горы, С раскаленной на солнце ск.ыы.

Быстрым козьим копытом задет, Упал ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * камень В горный пруд – средоточие темноты, И на дно, где пропадает след, Канул камень.

Это все было предрешено И удар, и паденье, и мрак; Знал ли камень, Что ему уготовано дно И ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * что жизнь его кончится так?


Знал бы камень!..

Ты, о каменщик тверди земной!

Ты, пред кем мы должны быть равны!

Ты, кем светоч небесный зажжен!

Рассуди же – В чем он порочен ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, что проклят тобой И, низвергнут на дно с вышины, В беспросветность навек погружен, Опускаясь все ниже и ниже?..

Из неопубликованных записок Макинтоша Джелалуддина (Стихи в рассказе переведены И. Комаровой)


Свет ли в окне ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * твоем, дева младая, Ночь ли простерла покров мглы?

Денно и но-о-о…

При этих словах он повалился на верблюжонка, спавшего в каравансарае, где жили торговцы лошадьми и самые отъявленные мошенники Центральной Азии ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, и так как он был мертвецки опьянен, а ночь стояла черная, то подняться сам не сумел, пока я не пришел ему на помощь. Так я познакомился с Макинтошем Джелалуддином. Если ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * бродяга, да еще опьяненный, распевает "Песнь младой деве", он заслуживает внимания. Макинтош отделился от верблюжонка и произнес достаточно непонятно:


– Я… я… малость того… накачался, но если погрузиться в Логгерхед, сходу приду в себя… Да ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, слушайте, вы побеседовали с Симондсом насчет кобылы, что там у нее с коленом?

Меж тем Логгерхед, где запрещено ловить рыбу, а браконьерство нереально, находился в 6 тыщах мучительных миль отсюда, рядом с "Месопотамией ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *", конюшни же Чарли Симондса – еще полумилей далее, за конными загонами. Удивительно было слышать эти полузабытые наименования в майскую ночь в Султанском караван-сарае, посреди верблюдов и лошадок. Но здесь запивоха, по-видимому, опамятовался ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * и сходу начал трезветь. Мы прислонились к верблюду, и, указав в угол караван-сарая, где горел фонарь, мой новый знакомец произнес:

– Я живу вон там. И буду очень благодарен ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, если вы соблаговолите посодействовать моим бунтующим ногам проследовать туда, ибо я опьянен посильнее обыденного, просто феноменально надрался. Но к голове моей это не относится: "Мой мозг тут восстает…" – как там далее! Голова моя ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * гарцует, либо, точнее сказать, покачивается на навозной куче и держит тошноту в узде.

Я посодействовал ему пройти меж стреноженными, теснившимися друг к другу лошадьми, и он упал на край террасы перед цепочкой лачуг аборигенов ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *.

– Благодарю вас, премного признателен! О луна и малютки звезды! Поразмыслить только, что можно так зазорно… Ну и зелье было гнусное. Овидий в изгнании и то пил наилучшее. Куда лучше. Хоть ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * прохладное. А у меня, как досадно бы это не звучало, и льда-то не было! Размеренной ночи! Я бы представил вас собственной супруге, да только я опьянен, а она дикарка.

Из ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * мглы комнаты показалась женщина-туземка и начала бранить его, тогда и я ушел. Мне издавна не доводилось встречать такового занимательного бродягу, и с течением времени он стал моим другом. Он был высок ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, отлично сложен, светловолос и основательно затрепан пьянством, так что с виду ему можно было дать лет 50, хотя сам он убеждал, что ему 30 5. Если в Индии человек начинает опускаться и друзья не посылают ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * его срочно на родину, то, исходя из убеждений людей респектабельных, он скатывается очень низковато. К тому времени, когда он воспринимает чужую веру, как это сделал Макинтош, спасти его уже нет надежды.

Практически в каждом ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * большенном городке вы услышите от аборигенов о 2-3 сахибах, принявших индуизм либо магометанство; в большинстве случаев они принадлежат к низшей касте и живут более либо наименее по обычаям новейшей веры. Но познакомиться с ними ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * удается изредка. Как гласил сам Макинтош:

– Если уж я поступился верой ради желудка, то совсем не жажду стать добычей миссионеров и не стремлюсь к известности.

В самом начале нашего знакомства ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * Макинтош предостерег меня:

– Запомните. Я не объект для вашей благотворительности. Мне не надо ни ваших средств, ни вашей пищи, ни ваших обносков. Я редкостный вид животного

– пропойца, который содержит сам себя. Если угодно, могу ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * с вами покурить, ибо должен признать, что табак с рынка противопоказан моему небу, и могу брать у вас книжки, те, которыми вы не очень дорожите. Вероятнее всего, я спущу их за ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * бутылку какой-либо отвратительной местной бурды. Взамен вы будете воспользоваться тем радушием, какое я способен оказать вам в моем доме. Вот чарпаи – на ней можно посиживать вдвоем, а на этом блюде ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * временами и пища бывает. Распить же бутылку тут, каюсь, всегда получится. Словом, милости прошу в мои бедные покои.

Итак, меня допустили в дом к Макинтошу – меня и мой дорогой табак. Но не ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * больше. К огорчению, забулдыгу, живущего в караван-сарае, нельзя навещать деньком. Ваши друзья, покупающие там лошадок, могут объяснить это ошибочно. Соответственно, я обязан был встречаться с Макинтошем после пришествия мглы. Он посмеялся над этим ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * и просто произнес:

– И совсем верно! В те времена, когда я занимал свое прежнее положение в обществе, притом существенно более высочайшее, чем вы, я бы сделал то же самое. Поразмыслить только ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *! Ведь когда-то я… – он произнес это так, как будто его разжаловали из командиров полка, – когда-то я обучался в Оксфорде!

Вот чем разъяснялось упоминание о конюшне Чарли Симондса.

– У вас, – медлительно ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * продолжал Макинтош, – такового достоинства нет, но, с другой стороны, судя по вашему виду, вами не обладает страсть к спиртному. Так что я полагаю, из нас двоих вы счастливее. Хотя и не уверен. Простите ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, что я говорю так, покуривая ваш прекрасный табак, но вы прискорбно невежественны в почти всех вопросах.

Мы посиживали на его кровати, потому что стульев в комнате не было, и смотрели, как ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * поят на ночь лошадок, а его супруга готовила в это время обед. Не много приятного, когда бродяга говорит с вами покровительственно, но на этот момент я был у него в гостях, хотя ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * не считая поношенного пальто из альпака да пары брюк из мешковины он ничего не имел. Макинтош вытащил трубку изо рта и продолжал рассуждать:

– Если разглядеть вопрос со всех боков, то я сомневаюсь, счастливее ли ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * вы меня. Я имею в виду не ваши очень небогатые зания в традиционной филологии и даже не ваше терзающее слух латинское произношение, а ваше безмерное невежество относительно вещей, находящихся конкретно ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * перед вами. Вот, к примеру, – он показал на какую-то даму, которая, сидя у колодца среди караван-сарая, чистила самовар. Она резко открывала и закрывала кран, стремительно выпуская из него малеханькими порциями воду.-Есть ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * тыщи различных методов чистить самовары. Если б вы знали, почему она избрала конкретно этот, вы понимали бы, что имел в виду испанский монах, говоря:

Славя троицу, сок я пью В ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * три глотка.

Если в глотке сухо, Арианин чашу свою Осушает единым духом, также знали бы почти все другое, что на данный момент укрыто от вас. Вроде бы то ни было, обед ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * у миссис Макинтош готов. Пойдемте и отведаем его по обычаю местных людей, о которых вы, кстати, тоже ничего не понимаете.

Женщина-туземка протянула руку к блюду совместно с нами. Это было нарушением ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * правил. Супруге всегда следует ожидать, пока насытится супруг. Макинтош Джелалуддин, извиняясь, растолковал:

– Этот британский предрассудок я так и не смог изжить, а она меня любит. За что – не могу осознать. Судьба свела ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * нас три года вспять в Джаландхаре, с того времени она со мной. Полагаю, что она дама приличная, и знаю, что она умело готовит.

Говоря это, он погладил даму по голове, и она ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * тихо заворковала. Миловидной ее тяжело было именовать.

Макинтош так и не произнес мне, кем он был до собственного падения. Будучи трезвым, он блестел ученостью и неплохими манерами; когда же напивался, 1-ое преобладало над вторым ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *. А напивался он обычно раз в неделю и пил в течение 2-ух дней. В это время его супруга ухаживала за ним, а он ораторствовал на всех языках, не считая собственного родного. В ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * один прекрасный момент он принялся читать назубок "Аталанту в Калидоне" и прочитал до самого конца, постукивая в такт ритму стиха ножкой кровати. Но большей частью он произносил речи по-гречески ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * либо по-немецки. Его память поистине была свалкой ненадобных познаний. Как-то он, начиная понемногу трезветь, произнес, что я – единственное разумное существо в том аду, куда он спустился, – Вергилий в королевстве теней, как ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * он выразился,

– и что в обмен на мой табак он перед гибелью вручит мне материалы для нового "Ада", который сделает меня более известным, чем Данте. Потом он уснул на лошадиной попоне ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * и пробудился совсем успокоенный.

– Понимаете, – произнес он, – когда достигаешь последней степени деградации, всякие мелочи, волнующие при ином стиле жизни, перестают иметь значение. Прошлой ночкой душа моя витала посреди богов, но не сомневаюсь, что мое порочное ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * тело крючилось тут, в грязищи.

– Вы были отвратно пьяны, если вы имеете в виду это,-заметил я.

– Естественно, я был опьянен, опьянен в стельку. Я, отпрыск человека, чье имя вам ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * знать ни к чему, я, с знатным званием окончивший институт, в каком вы даже окошка для реализации спиртного и то не лицезрели, – я был мерзко опьянен. Но направьте внимание, как просто я это переношу ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *. Просто не замечаю. Не замечаю совсем, ведь у меня даже голова не болит, хотя, казалось бы, это мой удел. А занимай я высочайшее положение в обществе, какие ужасные кары поняли бы ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * меня, как горько бы я раскаивался! Поверьте мне, мой недостаточно образованный друг, высшее подобно низшему, если гласить о последних степенях того и другого.

Он перевернулся на попоне, подпер голову кулаками и продолжал:

– Клянусь ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * душой, которую я растерял, и совестью, которую убил, я разучился ощущать, поверьте мне. Я, как бог, отличаю добро от зла, но ни то ни другое меня не трогает. Есть чему позавидовать, правда ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *?

Если человеку больше не угрожает боль в голове с похмелья, это нехороший признак. Смотря на растянувшегося на попоне Макинтоша, с его иссинябледными губками и волосами, завесившими глаза, я ответил, что, по ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *-моему, в бесчувственности нет ничего неплохого.

– Ради всего святого, не гласите так! Уверяю вас, что это одно из самых завидных свойств! Задумайтесь, сколько у меня способностей утешаться!

– Так ли уж ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * много. Макинтош?

– Еще бы! А ваши потуги быть язвительным неуклюжи, сарказм – это орудие человека образованного. Итак вот: во-1-х, мне служит утешением моя эрудиция, мои зания в традиционной истории и литературе, пусть несколько замутненные неумеренными ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * возлияниями, но все таки существенно превосходящие ваши. Кстати о возлияниях – как раз вспомнил, что до этого, чем моя душа прошлой ночкой вознеслась к богам, я продал пикеринговского Горация, которого вы ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * настолько разлюбезно дали мне почитать. Сейчас он у старьевщика Дитта Мала. Я получил 10 ан, а купить его можно за рупию. 2-ое мое утешение – верная любовь миссис Макинтош, этой наилучшей из жен. Третье ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * – монумент, прочнее бронзы, который я создавал все те семь лет, что пребывал на деньке.

Макинтош замолчал и медлительно пересек комнату, чтоб испить воды. Он качался и был очень слаб.

Уже не ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * раз он упоминал о собственном "сокровище", о каких-либо ценностях, которыми обладает, но я всегда считал это опьяненным бредом. Бедность его была настолько же безмерна, как и гордость. Он не отличался любезностью, но много знал ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * о аборигенах, посреди которых прожил целых семь лет, так что знакомство с ним стоило поддерживать. Он глумился даже над Стриклендом, считая его невеждой; "несведущий Запад и Восток" – называл он его. Гордился же ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * он сначала тем, что вышел из Оксфорда и был человеком редчайших и сверкающих возможностей, это могло быть и правдой, и похвальбой – не мне судить, я сам не настолько не мало ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * знаю; а во-2-х, тем, что "держит руку на пульсе местной жизни" – это было сущей правдой. Принадлежность к Оксфорду делала его, на мой взор, очень высокомерным – он вечно толковал о собственной ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * образованности. А вот то, что он стал Макинтошем Джелалуддином – мусульманским факиром, – было для меня наинтереснейшей находкой. Он искурил не один фунт моего табаку и передал мне не одну унцию нужных сведений. Но ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * в подарок никогда не согласился ничего принять, даже когда наступившие холода начали терзать его бедную худую грудь, прикрытую только бедным захудалым пальто из альпака. Он жутко сердился и заявлял, что я его оскорбляю ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * и что в поликлинику он не собирается. Пусть он жил как скотина, но умереть должен уместно, как подобает человеку.

Он по правде погиб от пневмании и вечерком перед гибелью послал мне замусоленную записку с ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * просьбой придти и посодействовать ему повстречать конец У постели рыдала его туземка супруга. Макинтош, укутанный в бумажное покрывало, был очень слаб, чтоб протестовать, когда я накинул на него меховое пальто ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *. Но голова его как и раньше напряженно работала, а глаза горели. Он отказался от услуг доктора, которого я привел с собой, да так грубо, что возмущенный старик сходу ушел, а Макинтош еще пару ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * минут поносил меня и только позже успокоился.

Незначительно погодя он повелел супруге достать из углубления в стенке "Книжку". Она принесла огромную охапку пожелтевших, неодинаковых по размеру листов, закрученых в клочек нижней юбки ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *; все листы были пронумерованы и исписаны маленьким неразборчивым почерком. Макинтош погрузил руку в эту кипу и любовно поворошил ее.

– Вот, – произнес он, – это мой труд – книжка Макинтоша Джелалуддина, рассказывающая о том, как он ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * жил, и что лицезрел, и что приключилось с ним и со многими другими, а не считая того, это история жизни, прегрешений и погибели матушки Матурин. Как книжка Мирзы Мурада Али ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * Бека превосходит все, что написано о жизни аборигенов, так моя книжка затмит книжку Мирзы.

Тут, как согласятся все, кто знаком с книжкой Мирзы Мурада Али Бека, Макинтош замахнулся очень высоко. С ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * виду тяжело было представить, что в этих листах заключено нечто ценное, но Макинтош перебирал их так, как будто это были банкноты. Позже медлительно произнес:

– Невзирая на богатство пробелов в вашем образовании, вы были добры ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * ко мне. Представ перед богами, я расскажу им о вашем табаке. Я многим вам должен, вы сделали для меня много неплохого. Но я терпеть не могу оставаться в долгу. И почему ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * завещаю вам этот памятник прочнее бронзы – мою единственную книжку; местами она примитивна и несовершенна, но зато какое великолепие на других страничках! Не знаю, поймете ли вы ее. Это дар более знатный, чем… Тьфу! Я ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, кажется, мелю вздор! Вы безжалостно искромсаете ее. Выкинете жемчужины, которые вы, филистер, именуете "латинскими цитатами", и будете подравнивать стиль, пока не обкорнаете его под собственный косноязычный жаргон, но ведь всю-то книжку ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * вы не можете убить! Завещаю ее вам. Этель!.. снова в голове мутится! Миссис Макинтош, будьте свидетельницей, что я передал сахибу все эти бумаги. Вам, душа моей души, они ни ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * к чему, а вы, – оборотился он ко мне, – надеюсь, не дадите этой книжке погибнуть, оставив ее в том виде, в каком она на данный момент. Она неоспоримо ваша, эта история Макинтоша Джелалуддина ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, которая по сути является историей не Макинтоша Джелалуддина, а человека куда более достойного, чем он, и дамы еще больше достойной. Слушайте меня! Я не опьянен и не брежу. Эта книжка сделает вас известным ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *.

Я произнес "спасибо", и туземка вручила мне узел с бумагами

– Единственное мое дитя, – произнес Макинтош с ухмылкой.

Он стремительно потухал, но продолжал гласить, пока хватало дыхания. Я ожидал конца, зная, что в 6 случаях из ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * 10 умирающие призывают перед гибелью мама. Он оборотился на бок и произнес:

– Поведайте всем, как она к вам попала. Никто вам не поверит, но по последней мере мое имя не умрет. Я ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, естественно, понимаю, вы расправитесь с моими записями свирепо. Часть из их необходимо изъять, ведь публика неумна – чопорна и неумна. Когда-то я был ее слугой. Но уж коверкайте книжку осторожно, как можно ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * осторожнее. Это величавая книжка, и я заплатил за нее семью годами смертных мук.

Он замолк, пару раз вздохнул и начал бурчать по-гречески какую-то молитву. Туземка горько зарыдала. В конце концов ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * он приподнялся на постели и произнес звучно и раздельно.

– Не виновен, господи!

Позже свалился навзничь и уже до самой кончины лежал бездвижно. Туземка выбежала на середину караван-сарая, металась посреди лошадок ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *, выла и лупила себя в грудь – она обожала его.

Пожалуй, последние, предсмертные слова Макинтоша дают представление о том, что ему пришлось когда-то пережить, но, не считая груды бумаг, увязанных в старенькую тряпку, я не ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * нашел в комнате никаких свидетельств того, кто он и кем был.

Бумаги оказались безвыходно спутаны Стрикленд посодействовал мне разобрать их и произнес, что создатель или бессовестный лжец, или очень выдающаяся личность ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *. Он склонялся к первому. В один красивый денек вы можете судить об этом сами. Рукопись пришлось основательно почистить и выбросить всякую греческую ересь перед каждой из глав.

Если эту книжку когда ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" *-либо напечатают, то, может быть, кто-либо вспомнит этот рассказ, который я публикую как подтверждение того, что создатель "Книжки о матушке Матурин" не я, а Макинтош Джелалуддин.

Я не желаю, чтоб ко мне применяли ЖИЗНЬ МУХАММЕД-ДИНА - * сборник "простые рассказы с гор" * слова о "плаще гиганта".

перевод И. Разумовской и С. Самостреловой



zhrecheskie-shkoli-ruti-inoplanetnie-civilizacii-atlantidi.html
zhuk-yakubovich-eleni-aleksandrovni.html
zhukov-vo-vremya-velikoj-otechestvennoj-vojni.html